• Украина теряет ядерную энергетику

    Украина теряет ядерную энергетику: начиная с 2023 года, начнут отключаться энергоблоки на четырех оставшихся АЭС. Об этом рассказали украинские ученые. Проблема тем острее, учитывая, что провалены сроки модернизации ТЭС, работающих на угле, — ЕС может потребовать их отключения. Купить электроэнергию при этом будет очень сложно. Как уверяют эксперты, сделать это можно будет только в России и только в объеме, эквивалентном производству двух энергоблоков.

    Аварий больше в пять раз

    Вопрос безопасности украинских АЭС поднял Запад. The Washington Times исследовала ядерную отрасль, признав, что сегодня риск повторения Чернобыльской катастрофы выше, чем принято считать, из-за коррупции и неэффективного управления. Ученые, опрошенные «Вестями», бьют тревогу: в 2016 году количество аварийных ситуаций выросло в пять раз по сравнению с 2015-м.

    «Это снашивание оборудования, которое выработало ресурс. Снижение квалификации персонала. И, конечно, переход на новые виды топлива (Украина заменяет российское ядерное топливо на топливо американской компании Westinghouse Electric)», — сказал глава Института возобновляемой энергетики НАН Украины Владимир Коханевич. Топливо, которое дороже российского на треть, уже используется на пяти реакторах двух АЭС (Южно-Украинская и Запорожская). Вопрос в том, что из-за неравномерности суточного потребления электроэнергии необходимо регулировать мощности по ее производству — сейчас это делают при помощи ТЭЦ, ТЭС и ГЭС, но в «Энергоатоме» обсуждается решение о «маневрировании» при помощи АЭС.

    «Это не их свойство. Мы писали протесты правительству, чтобы запретить маневрирование атомными станциями. Но в Украине возможно все, специалистов не слушают, и российское топливо очень плохо относится к «маневрам», — говорит профессор, член-корреспондент НАНУ Георгий Лисиченко.

    По его словам, президент «Энергоатома» Юрий Недашковский возлагает надежды на сборки Westinghouse (якобы они способны маневрировать на 25% от мощности). «В целом же показатели безопасности резко снижаются. И тому ряд причин — это как продление сроков службы, так и отсутствие ученых в самом «Энергоатоме». За 25 лет Украина так и не сделала своего научно-технического сопровождения атомной энергетики, и все решает госрегулятор, в котором нет ни единого атомщика», — резюмирует экс-гендиректор Чернобыльской АЭС Михаил Уманец.

    Вторая составляющая проблемы — продление сроков эксплуатации. По словам ученых, ЕС де-факто считает процесс нелегитимным: Украина не подписала конвенцию об основах безопасности, и на днях 22 евродепутата и экологические организации ЕС потребовали от ЕБРР и Еврокомиссии прекратить финансовую помощь для Украины. «Пример — не проведен отжиг корпусов четырех реакторов ВВР-1000. При радиационном воздействии структура металла меняется, а чтобы ее восстановить, нужно нагревать и остужать корпус по специальному графику. В РФ в 2017-м отжиг проведут на двух АЭС, и ЕС, и РФ могут потребовать от Украины того же, иначе появятся претензии, вплоть до требования закрыть блоки, которым продлили сроки эксплуатации», — заметил Уманец.

    Ученые пояснили, что проблема лежит глубже: даже при продлении сроков работы реакторов, с 2023 года должны появиться новые блоки, но на их постройку необходимо минимум 15 лет.

    «Иначе энергоблоки начнут «вылетать», как семечки, по 1–2 в год. Атомную энергетику используют, как дойную корову, и доигрались — она стала ахиллесовой пятой страны, — заключил Уманец. — Купить электроэнергию при этом можно будет лишь в России, но возможность передачи мощностей не превышает эквивалент двух атомных блоков, а этого очень мало». По словам энергетического эксперта Валентина Землянского, покупать электроэнергию можно будет также в Польше, Румынии, Венгрии. «Но вопрос глобально в энергобезопасности. Располагая собственной генерацией, мы держим систему стабильной, а если сядем на импорт — при похолодании останемся без света». К тому же нет ни средств на снятие энергоблоков с эксплуатации, ни на обращение с отходами.

    «Госпрограмму по обращению с ядерными отходами в 2016-м выполнили на 12% — фонды попросту разворованы», — пояснил Лисиченко. «Если начать хоронить атомную энергетику сегодня, останавливать в год по 2–3 энергоблока — наплодим Чернобылей и без всяких катастроф. Ведь вывод из эксплуатации — это бешеные деньги, которых у Украины сегодня нет», — подчеркнул Михаил Уманец.

    Киловаты подорожают

    Практический аспект для потребителей — подорожание электроэнергии. В случае утраты атомных мощностей останутся ТЭС, ТЭЦ, гидрогенерирующие мощности и «альтернативная» энергетика (солнечные и ветровые станции). Те же тепловые станции по Договору с ЕС об энергетическом содружестве с 1 января следующего года должны быть приведены в соответствие с Директивой по экобезопасности. Ее выполнение стоило бы государству $20 млрд, и она не выполнена (соответственно, по словам ученых, теплогенерация также перестает быть легитимной в глазах ЕС). «Это, разумеется, удорожит электроэнергию. И, в принципе, по закону о рынке электроэнергии киловатты подорожают. Насколько, сказать пока сложно», — утверждает Землянский.

    Тарас Козуб