• Только россияне могут остановить Путина

    На вопросы Inpress.ua отвечал директор Агенства моделирования ситуаций Виталий Бала.

    Как в Украине, так и на Западе не совсем правильно понимают мотивацию Путина

    Вопрос: Виталий, Ваш прогноз, что ждет Украину длительная война или вынужденный мир?

    Ответ: Я просто не понимаю логики не только заявлений, но и действий действующей власти. Могу только сказать о том, что считаю, как могло бы быть, а не то, что будет. Потому что то, что будет, зависит, к сожалению, не от меня и не от Вас и даже не от тех людей, которые сейчас начали в столице выходить на акции протеста.

    Они тоже не понимают, почему происходят удивительные, мягко говоря, вещи, именно в проведении военных каких-то мероприятий на Донбассе, а еще больше, думаю, многих скоро начнет «удивлять», почему реальных реформ никаких не то, что не проведено, а даже начала нет проведения этих реформ. Есть только заявления и наверняка, если будут выборы в Верховную Раду, снова будем слышать только какие-то обещания, что они будут делать.

    Хотя уже кое-кто почти полгода при власти, а кое-кто будет три месяца при власти. Они будут обещать, что они собираются делать. В этом случае по большому счету мы заложники объективной ситуации.

    Вопрос: В чем именно заключается ситуация?

    Ответ: Есть два важных фактора. Первый фактор – это то, что я Вам сказал, когда нет четко артикулированной позиции высшего руководства Украины, что оно собирается делать и какие оно видит национальные интересы Украины, каким образом оно собирается их защищать.

    Второй вопрос, аргумент или фактор – это то, что мотивация Путина, по моему мнению, неверно оценивается как в Украине, так и теми, кто отвечает за принятие действий на государственном уровне на Западе. По моему глубокому убеждению, вопрос не стоит на первом месте о политических амбициях Путина, как об этом все говорят, что он не остановится, будет идти дальше, т.е. Украина – это только начало.

    Я считаю, что это, мягко говоря, не совсем профессионально, потому, что главная мотивация Путина — внутреннеполитическая. И эта мотивация как раз движется. И до тех пор, пока мы не займемся тем, чтобы эту внутреннеполитическую мотивацию уменьшить, т.е., чем меньше людей будет поддерживать Путина, тем меньше он будет продвигаться дальше. И это для меня абсолютно понятно.

    И когда говорят о каких-то санкциях на Западе, я лично считаю, если бы санкции били по Москве и Санкт-Петербургу, имею в виду тех людей, которые почувствуют продуктовые какие-то свои проблемы. А санкции, имею в виду, чтобы они никуда не могли ездить, т.е. ввести визовое ограничение выезда за границу, тогда бы люди начали немного понимать, что на самом деле происходит. Немного неправильно – по банде бить, и не бить по атаману, и не бить по его базовой поддержке.

    Вопрос: Если мы говорим о санкциях, еще неизвестно у кого выше болевой порог – у Европы или у Путина…

    Ответ: Однако знаете, чтобы запретить ездить россиянам туда-сюда хотя бы на полгода – летние и зимние каникулы, т.е. надо понимать, что будет поддержка и ему лично до одного места, что ему там говорят на Западе, надо, наверное, расширять. Складывается такое впечатление, что Путина это может волновать. Это же не так. Россия, как держава, является агрессором по отношению к Украине. Россия же не состоит только из Путина и 20-30-ти людей, которые около него. 80% должны ощутить на себе, что такое быть агрессором.

    Каждый из них, кто поддерживает Путина, является агрессором, это нужно осознать и про это не говорится. Но опять же, я думаю, что во многом виноваты именно мы, имеется в виду украинская власть, которая на сегодняшний день фактически не констатировала, что Россия является агрессором и у нас боятся сказать слово, хотя фактически есть вторжение, как минимум был военный конфликт на Донбассе, Россия против Украины.

    Т.е. нет четкого определения того, что происходит, и когда врач выпишет не тот рецепт, и Вы купите в аптеке не те лекарства и не будете лечиться. К сожалению, неудачное сравнение, но так у нас и происходит. К сожалению, за счет патриотизма граждан, у нас есть шанс выскочить из этой ситуации, но почему говорю, к сожалению, потому что уже большие потери и жертвы. Я не вижу пока никаких тенденций для того, чтобы власть опомнилась, и начала реально что-то делать. Вы, наверное, сами не знаете, почему с февраля ни один из правоохранительных силовых органов работник, не ответил, согласно действующего судебного Законодательства Украины, за те события, которые были на майдане, ни один. А тех, кого подозревали – задерживали и отпускали.

    Вопрос мира или войны, безусловно, решается на Донбассе и за счет военных сил

    Вопрос: Зато в прокуратуре уже открывают дела на дезертиров…

    Ответ: Да, началось все с Житомирской мобильной – 157 человек. Причина – некомпетентность военного командования. На самом деле, не могут же 400 человек быть трусами. Это неправда, так не бывает. 72-я бригада – сколько людей погибло, сколько покалечено, ранено, они там месяц стояли, потом те там стояли. После того, что-нибудь изменилось? Кордон закрыли на том участке, где столько жертв, их туда кинули? Решили вопрос кордона? Не решили. Какого черта их туда кидать?

    Вопрос: Вопрос стоит, смогут ли вообще с этим руководством украинские военные группирования что-то сделать?

    Ответ: С этим военным руководством я уже не вижу какого-то оптимизма и то, что мы можем рассчитывать на какие-то успешные действия.

    Вопрос: И все же надежда у нас на военную силу сейчас?

    Ответ: Я думаю, что вопрос мира или войны, безусловно, решается на Донбассе и за счет военных сил. Это мое глубокое убеждение. И все эти завывания о мире, я уже несколько раз вспоминал, приписывают Аль Капоне такую фразу, которая здесь кстати: «Если ваши друзья начинают вас уговаривать сесть за стол мирных переговоров с вашими врагами, это может означать только одно – предатели договорились!»

    Мы уже увидели, к чему приводят переговоры. А у нас, такое впечатление, что мы войну не ведем, потому что, мы же не говорим, что у нас война. Внутренняя политика Украины не переведена на рельсы войны. Т.е. перестать играть в дурака и думать про какие-то выборы, цементирование власти. Мы понимаем, для чего эти выборы – Президент хочет зацепиться во власти, хочет иметь свое большинство и дальше что-то напридумывать.

    Вопрос: Т.е. политические интересы отдельно, интересы государства отдельно?

    Ответ: Это просто подчеркивает то, что я уже столько лет говорю – у нас нет политической элиты. Они не соглашаются. 16 января показало, что нет политической элиты. Крым, который забрали – нет политической элиты. Людей начали убивать – это доказательство того, что нет политической элиты. Как только выпадает кризис, власть сразу идет на перезагрузку и на перевыборы, правда? А не держится за места? И сейчас мы видим подтверждение того, что у нас не то, что нет политической элиты.

    Я как-то надеялся, что хоть совесть у людей проснется. Нет. Все те же схемы, так же крадут, так же под себя подстраивают квоты. Сейчас вообще вопрос мира-войны, а они занимаются непонятно чем. Война, я хочу сказать, кроме того, что это трагедия в истории любого народа, война – это лучшее время для изменений. Люстрация всех и вся. Политиков, которые показали, что они не прошли люстрацию, не знаю тех, кто прошли. Институты государственности показали, что их нет в стране. Ни правоохранительных органов, ни армии, ни милиции, ни Генпрокуратуры – ничего нет. Ни системы даже управления. Даже армию не можем обеспечить. Любая коммерческая структура с такими финансовыми, логистическими, транспортными возможностями, наверняка все бы давно уже обеспечила.

    Война очень скоро покажет, кто есть кто

    Вопрос: Кстати, замом главы АП ставили Косюка, который должен был обеспечением заниматься…

    Ответ: Я уже об этом написал в фэйсбуке: «зачем его ставили, если волонтеров потом советниками назначают?» А что волонтерам, которых назначают советниками, дают какие-то полномочия? Нет, конечно. Это для того, чтобы к своему политическому имиджу добавить, что вроде бы есть такая забота. Понимаете, все осталось по-старому. По-новому вообще ничего нет. Хотя нам надо не по-новому, нам надо по-другому. Т.е. по-новому стали делать то же самое. Вот и все. И это большая проблема. И война очень скоро покажет, кто есть кто, потому что тут реально черное — белое, нет уже полутонов. И у меня не только надежда, но и вера в то, что та критическая масса людей, мы еще в январе делали исследование, их было почти 10%.

    На самом деле, я считаю никакая это не революция. Майдан – просто площадка — символ протестного движения. Потому что это было по всей Украине, а не только в Киеве. Более 3,5 миллионов принимали активное участие, а если еще добавить их родственников и знакомых, думаю, что более 10-15 миллионов людей, которые хотят реальных изменений в стране. И это единственное, что вселяет в меня надежду. И изменения таки будут, только, к сожалению, без помощи политического инструмента, которым являются политические партии и наши политики. Гадать и говорить, что и как будет – это будет просто гадание. Потому что мы не имеем четкого плана.

    Вопрос: Выстоит Украина это испытание? 

    Ответ: Я бы так вопрос не ставил. Потому что в Украине уже были тяжелые периоды – вроде бы не было государственности, и Украина все равно оставалась и была Украиной. Единственное, что могу в этой ситуации сказать, это стоит вопрос по-другому, будем ли мы равноправным партнером мировой общественности, как держава, как субъект международных отношений, нормальная, серьезная страна, с той территорией, которой мы являемся, с теми возможностями, которые у нас есть. Или из нас сделают полузачуханную, несамостоятельную, неспособную ни к чему страну. В этом, на самом деле, вопрос. Полностью не сможет умереть страна. Максимум, что может нас разочаровать, это то, что Путин воплотит свою идею-фикс — Новороссию – это самое страшное, что может произойти.

    А все равно Украина, как держава, будет существовать, вопрос в том, в каком качестве, в какой площади квадратных километров и с какими перспективами. По большому счету, мы сейчас бьемся с прошлым за свое нормальное будущее. Я почему-то думаю, что мы выстоим. У меня есть внутренняя, как говорят, интуиция. У меня такое впечатление, если не будет какого-то четкого согласованного плана действий и реальных координаций, что это просто заберет много наших ресурсов: экономических, финансовых, к сожалению.

    А то, что мы выстоим, в этом я не сомневаюсь. Не смотря на всех этих засранцев, все будет у нас нормально. У нас на самом деле очень много людей, которые хотят жить в другой стране, в другой державе, с другими правилами, с другими ценностями. Я ее называю – Страна Свободных Возможностей. Чтобы они себя чувствовали нормальными людьми. И вот тот уровень поднятия патриотизма, то, что рисуют, что в Кировограде был самый большой парад – у них много людей русскоязычных и другое.

    Эти испытания, с моей точки зрения, уже реально породили политическую нацию Украины. Только мы еще сейчас младенцы. Наше задание этого младенца сберечь, потому что как в тех фильмах, когда добро борется против зла. Зло пытается этого младенца схватить, потому что этот младенец светлый, и когда вырастет, он победит то зло. Вот мы фактически в той стадии, когда нам надо сберечь младенца. Потому что успешная Украина – это конец режима Путина и эпохи Путинской России. Реально я так считаю, что это борьба добра и зла. Поэтому мы победим. Хотя мы, безусловно видим, какие мы имеем серьезные испытания.

    Вопрос: Без испытаний, нет вкуса победы…

    Ответ: И больше ценишь ее…

    Categories: Новости

    Comments are currently closed.