• Россия глазами британца: невскрытый нарыв

    «Будь Россия человеком, это был бы такой человек, которому нельзя доверять; который говорит одно, а делает другое».

    Я задумываюсь о том непродолжительном времени, что мне довелось провести в России, пишет на страницах The Times Нил Оливер. После отравления бывшего шпиона и его дочери, когда одна страна за другой высылает россиян, я вспоминаю свои впечатления об этой стране.

    В 2011 году я решил отправиться путем шведских викингов. Дорога привела меня к устью реки Невы на северо-восточном (так в тексте — прим. перев.) побережье России, а затем к озеру Ладога и к тому месту, где река Ладожка впадает в Волхов.

    Примерно в 753 году н.э. там возникло поселение. Оно называется Старая Ладога — и это самое древнее село в России. К созданию Старой Ладоги причастны очень многие народы, среди которых прибалты, финны и славяне. Среди первых посетителей этого поселения были викинги из Швеции, которые направлялись в дальние места, такие как Константинополь.

    Мне трудно найти слова, чтобы объяснить, насколько разрушена там цивилизация. Учитывая то место, которое Старая Ладога занимает в истории матушки России, казалось бы, что это историческое место будут тщательно сохранять, поддерживать и показывать туристам. Археологи неоднократно проводили в Старой Ладоге раскопки, но то, что я там увидел, больше напоминало мусорную свалку, чем важную с точки зрения истории достопримечательность.

    Ближайший современный город называется Волхов, и это не город, а трагедия. По его периметру расположились отвратительного вида заводы и нечто похожее на электростанцию. Почерневшие заводские трубы изрыгают клубы дыма. Люди живут в деревянных хибарах и в наводящих тоску бетонных многоэтажках, которые вспоминаешь всякий раз, когда слышишь слова «Советский Союз».

    Инфраструктура там полуразрушена: дороги в ямах и колдобинах, тротуары в плачевном состоянии. Из проржавевших магистральных труб течет вода. В воздухе стоит отвратительный запах запустения.

    Больше всего я запомнил тот день, когда отправился искать магазин, чтобы купить еды. Единственное, что я нашел, это бункер, оставшийся со времен войны. На нем была «корона» из колючей проволоки. А окон не было.

    Внутри владелец магазина хранил свои запасы в невидимом для покупателя месте. Он посмотрел на меня через крошечный люк, и мне пришлось пальцем показывать, что я хочу купить: батончики «Марс», печенье, банки с «Кока-Колой» и так далее. Волхов — такой же бедный город, как и многие другие увиденные мною места. Все, что я видел, было обшарпанное и серое. В глаза людям лучше было не смотреть.

    Я приехал туда вместе со съемочной группой, и за несколько проведенных там дней мы постарались сделать максимум. Потом мы направились в Санкт-Петербург и в аэропорт. Неожиданностью для нас стала сумма оплаты за лишний багаж (4 000 долларов), но мы поняли, что заплатить придется.

    Наши командировочные закончились, и мне пришлось на собственные деньги выбираться из этой убогой и безрадостной дыры. Мы полетели в Турцию. Когда наш самолет сел в Стамбуле, мне показалось, что я сбежал из ада в рай.

    Вот что я помню о России, и эти воспоминания снова и снова прокручиваются у меня в голове. Будь Россия человеком, это был бы такой человек, которому нельзя доверять; который говорит одно, а делает другое. Которого следует игнорировать, но с которого нельзя спускать глаз — так, на всякий случай.

    Когда в прошлом месяце появились новости о том, как в Манчестере в загородном клубе «Стэлибридж Лейбор» вывесили красный флаг, я вспомнил эти убогие места, и кровь в моих жилах застыла.

    Я перечитывал «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына. Эта книга больше, чем что бы то ни было помогла разрушить Советский Союз и разоблачить ложь русского коммунизма.

    Если кремлевские агенты действительно шныряли по Солсбери с ядовитыми пробирками в карманах, то в этом нет ничего неожиданного. Солженицын жаловался на то, что никого не привлекли к ответственности за те ужасы, которые творили коммунисты в 20-м веке. Россия до сих пор остается невскрытым нарывом.

    Солженицын писал: «Молча о пороке, вгоняя его в туловище, чтоб только не выпер наружу, — мы сеем его, и он еще тысячекратно взойдет в будущем. Не наказывая, даже не порицая злодеев, мы не просто оберегаем их ничтожную старость — мы тем самым из-под новых поколений выбиваем всякие основы справедливости…. Молодые усваивают, что подлость никогда на земле не наказуется, но всегда приносит благополучие. И неуютно же, и страшно будет в такой стране жить!»

    Наверное, конца этому мы не увидим.

    Источник перевода: ИноСМИ.Ру

    Источник иллюстрации: ecogazeta.ru