• Поможет ли «Новичок» не платить $3 млрд. долга России?

    14 сентября 2018 года Апелляционный суд Англии и Уэльса объявит финальное решение по так называемому "долгу Януковича" – задолженности по еврооблигациям в размере $3 млрд. Летом 2017-го Высокий суд Лондона встал на сторону России. Украина подала апелляцию. Спросите, что изменилось за этот год? Ну, как же! А отравление Скрипалей, яд «Новичок», всемирный психоз на эту тему, санкции против России. Все эти события изменили политический фон принятия решения коллегией лордов-судей. Помогут ли они сэкономить нам такие необходимые для казны миллиарды?

    Несколько слов о том, «а судьи кто?». Верхушка судебной ветви власти Англии состоит из трех судебных учреждений: Апелляционного суда, Высокого суда и Суда короны. Последний рассматривает резонансные преступления с участием присяжных. В этом его «фишка».

    Высокий суд имеет три отделения: королевской скамьи, канцлерское (главный – лорд-канцлер) и семейное. Рассматривает широкий круг вопросов – от патентных споров и возмещения убытков вследствие столкновения кораблей до развода и алиментов.

    Суд, в котором встретились Украина и Россия, называется Апелляционным и состоит из гражданского и уголовного отделений. Судьбу исков в нем вершат лорд-канцлер, бывшие лорды-канцлеры, лорд-главный судья (возглавляет гражданское отделение) и 18 лордов – апелляционных судей.

    Теперь о самом споре. 29 марта 2017 года Высокий суд Лондона принял решение не проводить полномасштабное судебное разбирательство по иску компании The Law Debenture Trust Corp. к Украине, поданному в интересах РФ. И одобрил ускоренное рассмотрение иска о возврате $3 млрд. долга и $75 млн. процентов.

    23 июня 2017 года Министерство финансов Украины обжаловало решение Высокого суда Лондона и добилось замораживания его выполнения до рассмотрения апелляции. При этом СМИ сообщали, что украинская сторона обжаловала именно процессуальный аспект – ускоренное рассмотрение вопроса, а не решение по сути.

    Спустя месяц, 26 июля 2017 года, появилось сообщение Минфина РФ, в котором утверждалось, что Высокий суд Лондона конкретизировал свой вердикт от 29 марта 2017 года. И что этим документом английский суд обязал Украину выплатить (!) РФ номинальную стоимость облигаций в сумме $3 млрд., сумму неосуществленного купонного платежа в размере $75 млн. и штрафные проценты, начисляемые на эти суммы.

    В свою очередь Минфин Украины опубликовал в тот же день прямо противоположную версию судебного решения из Лондона. В нашем заявлении говорилось, что "суд принял позицию Украины и принял дальнейшее приостановление исполнения судебного решения до завершения рассмотрения апелляционной жалобы Украины".

    Доигрались до того, что Европа, закрыв глаза на «политических узников» (читай – Юлию Тимошенко в Качановской колонии), подготовила проект Соглашения об ассоциации. А Россия решила показать, что нас ждет в случае его подписания, устроив в 2013 году пресловутую двухнедельную таможенную войну с Украиной

    Поскольку самого оригинала разъяснения Высокого суда Лондона никто из журналистов так и не увидел, в прессе стали фигурировать две противоположные версии. Эксперты считают, что это разные абзацы одного и того же текста. Просто каждая из сторон выбрала и озвучила те фразы, которые оказались в ее пользу. И на самом деле летом 2017-го в деле о $3 млрд. была достигнута «боевая ничья».

    Но тогда не совсем понятно, какой именно спор должен рассудить Апелляционный суд завтра: то ли непосредственно о выплате $3 млрд., то ли об ускоренном рассмотрении иска. Украинская сторона, напомню, выступала за полномасштабный судебный процесс, который включал бы изучение политических аспектов.

    И тут самое время остановиться на этих самых аспектах. Тем более что они напрямую связаны с евромайданом: предоставление кредита в декабре 2013-го было частью крупномасштабного пакета экономических преференций, которые Украина получила от России за неподписание Соглашения об ассоциации с ЕС.

    Итак, с чего начать? Пожалуй, со старта игры в евроинтеграцию. Эксперты называют точкой отсчета апрель 2010 года, когда не оправдались надежды украинской элиты, возложенные на Харьковские соглашения. Новоизбранный президент Виктор Янукович так и не смог добиться от российской стороны пересмотра невыгодных для Украины цен на газ. Скидка, которую мы получили за продление аренды военно-морской базы в Севастополе на 25 лет, не решала проблемы.

    Именно тогда был принят закон «Об основах внутренней и внешней политики», где записали «европейский выбор Украины» и сотрудничество с НАТО (о чем «Версии» не так давно напоминали). А также началось заигрывание украинской власти с европейскими политиками и еврокомиссарами, крайне раздражавшее Россию.

    Доигрались до того, что Европа, закрыв глаза на «политических узников» (читай – Юлию Тимошенко в Качановской колонии), подготовила проект Соглашения об ассоциации. А Россия решила показать, что нас ждет в случае его подписания, устроив в 2013 году пресловутую двухнедельную таможенную войну с Украиной.

    В итоге Янукович на саммите в Литве ничего так и не подписал. Готовые к подобному сценарию западные фонды в содружестве с оппозицией двинули студентов на евромайдан. Вскоре народ в палаточном городке на Крещатике забыл, ради чего собрался, и «майдан за Европу» превратился в «майдан против президента».

    Россия тем временем выдала украинской власти, на тот момент – колоссу на глиняных ногах, поощрительный приз за отказ от Соглашения об ассоциации. 17 декабря 2013 года в Кремле состоялось заседание российско-украинской межгосударственной комиссии с участием первых лиц обоих государств.

    Были подписаны многочисленные соглашения о сотрудничестве в авиационной (проекты по АН-70 и АН-124 "Руслан") и космической сферах, ядерной энергетике, финансах (план создания консорциума российских банков для кредитования совместных проектов на $20 млрд.) и даже… договор о строительстве моста через Керченский пролив в Крым.

    Помимо этих соглашений, была снижена цена на газ – до $265 за тысячу кубометров. И объявлено о предоставлении Украине российского кредита на $15 млрд., из которых $3 млрд. перечислялись сразу.

    Между этими двумя датами – 22 января и 14 сентября – произошло событие, в корне меняющее политический фон принятия судебного решения: 4 марта 2018-го на скамейке в лондонском районе Солсбери были найдены без сознания российский шпион-перебежчик Сергей Скрипаль и его дочь Юля, прилетевшая накануне из Москвы в Лондон проведать папу

    Вокруг этих самых $3 млрд. и ведется спор в Лондоне. Почему Украине так важно, чтобы рассмотрение шло не по сокращенной процедуре, а по полной? Потому что это позволяет использовать в качестве аргументов военную и экономическую агрессию России в отношении Украины. Связь кредита с отказом от европейских ценностей. И возможность трактовать его как «взятку» Владимира Путина беглому президенту Виктору Януковичу, сверженному революционными массами, жаждавшими евроинтеграции.

    Высокий суд Лондона весной 2017 года не смог ввести этот «джентльменский набор умозаключений» в рамки английской правовой доктрины. Его решение означало, что рассматривается только факт отказа выплачивать долг, который 20 ноября 2015 года МВФ признал суверенным долгом Украины.

    Это означало признание долга межгосударственным, а не государственно-коммерческим, как долги частным кредиторам, которые были реструктуризированы в 2015 году усилиями нашего министра финансов Наталки Яресько. Известно, что России предлагались те же условия, что и «частникам», однако Москва отказалась, опираясь на позицию МВФ.

    21 декабря 2015 года наступил срок погашения $3 млрд. долга, а также $75 млн. процентов, но Украина их не выплатила. 16 февраля 2016 года компания The Law Debenture Trust Corp. в интересах России подала иск к Украине в Высокий суд Лондона. 29 марта 2017 года было принято решение, оспоренное нами в апелляции. 22 января 2018 года Апелляционный суд Англии и Уэльса начал рассмотрение украинской апелляции. И 14 сентября (т. е. завтра) пообещал огласить вердикт.

    Между этими двумя датами – 22 января и 14 сентября – произошло событие, в корне меняющее политический фон принятия судебного решения: 4 марта 2018-го на скамейке в лондонском районе Солсбери были найдены без сознания российский шпион-перебежчик Сергей Скрипаль и его дочь Юля, прилетевшая накануне из Москвы в Лондон проведать папу.

    С тех пор английская, европейская и мировая пресса следит за «скрипалиным детективом». Как искали отравляющее вещество и нашли в России. Хотя его изобретатель доживает свой век в США. Как выздоравливал полицейский, первым потрогавший отравленных. И как погибла 44-летняя алкоголичка, нашедшая флакон с отравой на улице и принявшая его за духи.

    Газеты ждали похорон жертв отравления, но отец и дочь вышли из комы (Юлия даже показалась журналистам весной этого года), и сейчас их прячут в неизвестном месте от агентов российского ГРУ. Последних совсем недавно представила общественности английская полиция: двое мужчин с характерными фамилиями Петров и Бошаров ходили возле дома Скрипалей, держась за руки, и рассматривали коллекционные монеты в витрине магазина. Путин уже призвал агентов явиться прессе и рассказать о себе…

    И хотя эта история выглядит как продолжение детективных сериалов с осовремененным Шерлоком Холмсом, запад, и прежде всего страны «большой семерки», рассматривают обвинения вполне серьезно – как повод для введения новых санкций против России. Что характерно: первых с 2014 года санкций, не связанных с Украиной.

    Может ли нам при этом обрыбиться позитивное решение Апелляционного суда Англии? Будет ли оно окончательным и по существу? Завершится ли на этом судебная тяжба или проигравшая сторона пойдет выше – в Верховный суд Англии? Все это мы скоро узнаем.