• Энергосбережение или субсидии: как лучше компенсировать повышение тарифов?

    Тарифы на энергоносители и коммунальные услуги растут быстрее, чем доходы, и это может привести к кризису неплатежей, считают эксперты. Именно рост цен побудил правительство выработать политику защиты уязвимых потребителей, доходы которых не позволяют полностью оплачивать коммунальные услуги. Специалисты же убеждены, что дискуссия о тарифах должна превратиться в дискуссию об энергосбережении.

    «У меня сейчас чайник кипит вдвое дольше, а я должен платить за это. Все настолько необоснованно. Просто одни далее «жируют», а на вторых делают опять эксперименты. Все! Пусть сначала наведут порядки в своих карманах, а потом лезут в карманы к людям», – жалуется Галина Довгопол, жительница Киева. Женщина жалуется, что заработная плата стоит на месте, а цены на тепло и электроэнергию только растут.

    Соглашается с киянкой и экс-министр ЖКХ, председатель Союза собственников жилья Украины Алексей Кучеренко.

    «Это социальный эксперимент, совершенно не просчитанный, проведенный абсолютно без исследований и, по-моему, которому нет аналогов в истории», – так он охарактеризовал тарифную политику правительства.

    Рост цен на коммунальные услуги началось еще в 2015 году. Тогда власти предупредили, что повышение тарифов неизбежно, но происходить будет постепенно, до 2017 года. В этом году коммунальные тарифы меняться будут не менее трех раз: с 1 марта – на свет, с 1 апреля – на газ, с 1 сентября – снова на электроэнергию.

    Премьер-министр Владимир Гройсман считает, что пересмотр тарифов убрал коррупцию в секторе.

    «Мы поставили точку в вечных разговорах по повышению цены. Если до этого для украинцев цена на газ была 7188 гривен, то с первого мая она составляет 6879 гривен, то есть меньше, при том, что рыночная. Мы поставили точку в любых коррупционных сделках, которые были в разнице цены, когда организации списывали газ на население, а для промышленности продавали его дорого», – говорит он.

    Однако, по мнению экс-министра ЖКХ Кучеренко, установленная цена на энергоноситель является не рыночной.

    «Речь не о рыночных ценах, а о ценах монопольных, – добавляет адвокат, председатель Комитета аграрного и земельного права Ассоциации адвокатов Украины Виктор Кобылянский. – Мы с вами, как жители домов, квартир, не можем выбрать поставщика тепла и электроэнергии. Мы пользуемся услугами монопольного поставщика».

    Субсидии: государственная помощь или риск зависимости?

    В 2015 году правительство ввело широкую программу субсидий. Первые лица страны неоднократно с телеэкранов призвали каждого подавать заявления на их получение.

    Как же выстроена система распределения субсидий, и каков эффект от нее?

    На конец 2015 года в Украине за жилищно-коммунальные услуги населению начислено около 51 миллиарда гривен. Субсидий по этим услугам, компенсаций за топливо и льгот начислено около 25,3 миллиарда гривен. Фактически половину начисленной суммы оплачивает правительство из налогов украинцев. То есть уровень вмешательства государства в сектор экономики коммунальных и энергетических услуг страны составляет почти 50%.

    В бюджете-2016 на субсидии заложено уже 43 миллиарда. Возникает вопрос: побуждает такой объем субсидий экономить?

    «Когда 50% населения, как предполагается, перейдут на субсидии, это будет означать, что все население признает себя зависимым от государства. А кто же должен заплатить, чтобы эти 50% получили свою компенсацию? Это те, кто будет платить за газ, кто еще остается средним классом. Именно этих людей обложат дополнительным «налогом» в 50 миллиардов гривен, за счет которого огромная реформаторская система субсидирования и будет поддерживаться»- говорит Алексей Кучеренко.

    Зато премьер-министр Владимир Гройсман считает, что государство должно позаботиться о каждом гражданине, которому сегодня трудно.

    «Система субсидий будет настолько эффективной, что от этих изменений те, кто не имеет высокого дохода, будут защищены государством адресно, – заявил он. – Конечно, те, кто имеет большие состояния, они будут доплачивать полную цену – по своему потребления. Тот, кто будет нуждаться в дополнительной социальной защите от государства, ее получит».

    Субсидии были и раньше, однако в каждом секторе – разные, комментирует руководитель программ аналитического центра DiXi Group Роман Ницович.

    «В газовом секторе субсидии существовали для всех, не только для тех, кто в этом нуждается. В электроэнергии это субсидирование за счёт промышленности, то есть промышленность фактически дотировала домохозяйства из-за высоких тарифов. Сейчас эти расходы более прозрачные, более понятны, их гораздо меньше», – говорит Ницович.

    Однако экс-министр ЖКХ Кучеренко выражает определенные опасения относительно действия механизма субсидии. По его мнению, после очередного повышения тарифов могут появиться договоренности работников и работодателей по минимизации заработной платы, чтобы работники могли оформить субсидию.

    «После этого провалятся поступления в пенсионный фонд и в местные бюджеты, поскольку они на 60-80% состоят из поступлений налогов на доходы физических лиц», – считает Алексей Кучеренко.

    Если бы деньги вкладывались в проекты энергосбережения, не было бы необходимости в повышении тарифов – Павлюк

    Существующая система финансовой поддержки жилищного сектора не ограничена субсидиями. Основных видов помощи в стране несколько. Это субсидии и льготы на оплату «жилищно-коммунальных услуг», кросс-субсидии (дотации) по электроэнергии, дотации муниципальным компаниям по вывозу мусора, водоснабжение, субсидии на закупку твердого топлива и др.

    По сравнению с этим суммы, которые страна назначает на проекты энергоэффективности, мизерные. Нерациональное, неэффективное использование энергоносителей в ситуации экономического кризиса и войны – слишком дорогая роскошь, которая вытряхивает из бюджета и из карманов украинцев лишние деньги, считает эксперт «реанимационного пакета реформ» и руководитель европейской инициативы «Соглашение Мэров – Восток» Святослав Павлюк.

    «Если бы ввели систему энергоэффективности несколько лет назад, сейчас могли бы платить за газ в пределах 1500 гривен за 1000 кубометров. Сейчас эта цена кажется нам смешной и нереальной. Но если бы те миллиарды долларов, которые правительство сейчас тратит на закупку газа, были в свое время направлены на улучшение энергоэффективности зданий, сейчас не было бы такой потребности в повышении тарифов, – объясняет Святослав Павлюк. – Если бы мы вкладывали деньги, которые шли на удешевление газа, в проекты сокращения потребления энергии в зданиях, мы бы давно обходились газом собственной добычи».

    Хотя премьер Владимир Гройсман заявляет, что энергоэффективность и энергосбережение – один из приоритетов для Украины.

    «Активная политика энергосбережения позволит уменьшить уровень потребления энергоресурсов», – говорит он.

    Дешевые и доступные энергоносители вовсе не стимулировали население и государство в их экономии и создавали иллюзию, что так можно будет жить если не вечно, то еще очень долго. Люди должны научиться экономить, убежден руководитель программ аналитического центра DiXi Group Роман Ницович.

    Сейчас единственный реальный способ уменьшить коммунальные счета – не вести дискуссию о тарифе, а уменьшить потребление, говорят эксперты.

    Татьяна Рикичина

    Categories: Новости

    Comments are currently closed.