• Андрей Зинченко: пропажа из банковского сейфа – есть ли гарантии?

    В последние годы наблюдается относительно повышенный спрос на банковские (депозитные) ячейки или сейфы, которые в маркетинговых материалах банков представляются одним из наиболее надежных мест физического хранения материальных ценностей клиентов. Однако наряду с этим СМИ сообщают о случаях якобы пропаж ценностей из таких ячеек, которые, как правило, находятся в охраняемом банковском хранилище, которое должно соответствовать европейскому стандарту ДСТУ EN 1143-1.

    Пропадает ли что-то из ячеек, и если пропадает, то каким образом – вопрос к правоохранительным органам и службам безопасности банков (часто основные руководящие позиции в этих службах по разным причинам занимают отставные силовики высокого ранга). Мы же сконцентрируемся на реальной перспективе возмещения ущерба в случае пропажи содержимого депозитной ячейки (независимо от механизма).

    В первую очередь необходимо обратить внимание, что вопросы правовых основ хранения чего-либо урегулированы Гражданским кодексом, главой 66, которая так и называется – «Хранение».

    Среди прочих статей главы, которые полезны для ознакомления в порядке расширения хозяйственно-правового кругозора, необходимо обратить внимание на параграф 3 «Специальные виды хранения», ст. 970 «Договор о предоставлении индивидуального банковского сейфа, который охраняется банком». В ней говорится, что:

    1. Банк может передать поклажедателю индивидуальный банковский сейф (его часть или специальное помещение) для хранения в нем ценностей и работы с ними.

    2. Банк выдает поклажедателю ключ от сейфа, карточку, которая идентифицирует поклажедателя, другой знак или документ, который удостоверяет право его предъявителя на доступ к сейфу и получению из него ценностей.

    3. Банк принимает от поклажедателя ценности, контролирует их помещение в сейф и получение их из сейфа.

    И ст. 971 «Договор о предоставлении индивидуального банковского сейфа, который охраняется банком».

    1. К договору о предоставлении лицу банковского сейфа без ответственности банка за содержимое сейфа применяются положения этого Кодекса об имущественном найме (аренде).

    В первом случае речь идет о возможности приемки, хранения и выдаче клиенту банком ценностей и этот случай распространения практически не имеет. Во втором случае законодатель прямо указывает, что речь идет об аренде и об индивидуализированном движении содержимого упоминаний нет. Этот случай является самым широко употребляемым.

    Какой из вариантов хранения предлагается конкретным банком в конкретном случае, соответственно, необходимо выяснять в каждом случае отдельно, но не опросом менеджера, а изучением проекта договора о предоставлении услуг, поскольку именно документ будет источником прав и обязанностей сторон, а не рекламная продукция и пояснения сотрудника, которые могут расходиться с текстом договора.

    Принципиальными теоретическим отличиями двух вариантов является то, что в первом случае банк контролирует помещение ценностей в сейф (однако закон не регламентирует документальное оформление), а во втором – нет.

    То есть если в первом случае можно вести речь о том, что в сейфе находились конкретные предметы, то во втором доказать нахождение в сейфе чего-то конкретного будет невозможно и в случае пропажи полиция сделает записи в процессуальных документах со слов владельца, например: «было три портсигара отечественных». А были ли они там на самом деле, сколько стоили и прочее юридически доказать будет невозможно.

    Иными словами, за ценности внутри ячейки, которая арендовалась в порядке ст. 971, банк никакой ответственности не понесет как минимум потому, что клиент не сможет юридически обоснованно доказать размер понесенного ущерба (ведь на словах там могли храниться и неизвестные яйца Фаберже, но подтвердить это не смогут даже свидетели, поскольку коллективное использование сейфов особо не практикуется). А как максимум, поскольку нередко отказ банка от ответственности в рассматриваемом случае прямо предусмотрен в договоре, который внимательно читают не все (например у Приватбанка прямо указано, что «банк не принимает на себя обязанности сохранять имущество клиента»!).

    Это же касается случаев ущерба содержимому арендованных по 971 статье сейфов в случае пожара, прорыва канализации и прочего. Повторимся – этот случай является самым широко употребляемым на практике.

    Но ст. 970 оставляет не меньше рисков. Несмотря на предусмотренный законодательно контроль за помещением ценностей в охраняемое хранилище индивидуализировано (даже если удастся найти учреждение, работающее по этой статье закона), открытым остается вопрос, как в конкретном случае будет приниматься на хранение тот или иной их перечень.

    Так, если абстрактный клиент решит в порядке 970 статьи сдать на хранение в банк условные слиток золота в 1 кг и 1 000 000 долларов США, то на стадии оформления документов о приемке и, соответственно, ответственности, встанет вопрос о том, что же именно передается банку в юридической плоскости.

    Ведь без эксперта, который должен как минимум подтвердить подлинность передаваемого с документальными выводами (как это делали эксперты в региональных отделениях НБУ при работе с драгматаллами) и внесением в перечень, который в свою очередь после подписания может стать основанием для предъявления претензий хранителю в случае утраты, указанные ценности могут быть описаны только образом, который применяют при работе с ценностями полиция и следователи.

    Последние в процессе, например, обыска экспертами не являются и описывают и упаковывают то, что видят.

    В нашем случае это будет брусок желтого металла такого-то размера с надписями 999,9 1kg. И это вполне обоснованно – ведь условный недобросовестный клиент может предложить принять на хранение крашеный свинец или вольфрам по видом золота, который внешне будет выглядеть как раз как брусок желтого металла с надписями, а в случае исчезновения потребует компенсацию золота вполне реального.

    Без экспертного вывода вопрос приемки на индивидуализированное хранение такой ценности может осложниться. С наличными в популярных валютах в банке проблем должно быть меньше, но только после их проверки кассиром, но каждый ли захочет предъявить такие суммы? Очевидно, что при таком подходе стоимость хранения будет несколько выше, но в случае пропажи у клиента по крайней мере может остаться документальное свидетельство передачи конкретных ценностей. Правда, это не значит, что оценить ущерб по ним в случае пропажи будет значительно проще. Если это не делалось в момент передачи на хранение – заочный вывод о стоимости материальных ценностей, отличных от валюты, будет сделать непросто. А в случае с ювелирным антиквариатом вплоть до полной невозможности.

    Что в итоге?

    В самом широко употребляемом случае при работе по ст. 971 ГК банк за имущество клиента ответственности не несет.

    Но и в случае ст. 970 ГК если при передаче ценностей на хранение в банковское учреждение таковые не были индивидуально описаны, не имели выводов о подлинности, не прошли экспертизы и не были оценены в момент передачи на хранение (а также вопрос ответственности хранителя прямо не был оговорен в договоре в соответствии с законом) и произошло гипотетическое исчезновение таких ценностей, то перспективы, в т.ч. судебные, возмещения ущерба владельца ценностей выглядят крайне малообещающими.

    С учетом же того, что среди предложений популярных банков (например Ощадбанка , Приватбанка) индивидуализированного хранения с описью особо не встречается, то работа с банковскими депозитными ячейками в сегодняшних реалиях связана с рисками.

    Андрей Зинченко, доктор философии в области экономики, доцент кафедры финансов Национального университета судостроения